Выбор редактора

28 ноября 2011, Понедельник, 16:03

Сезон холодного прибоя

Сезон холодного прибоя

Украинско-крымская экспедиция БАГ

Продолжение. Начало в номере 45.

Миражи туманного Сиваша

«Затока Сиваш» встретила нас смачным туманом. Ночь и туман – то, что нужно для щекотания нервов. Если, конечно, вы любитель такой щекотки. Нас же не слишком обрадовала одно приключение. Прямая дорога – это не только удобство, но и опасность. Главная опасность, конечно, заключается в самим водителях. Ровненькое шоссе убаюкивает: никаких неожиданностей не предвидится. Вы верите в это шептание собственного разума и идете на обгон. Во тьме и крымском тумане, против которого даже ксенон бессилен. И только когда перед самым носом возникает явление громадной фуры, вы понимаете, что где-то ошиблись. Откуда она взялась?! Нет, это вопрос будет задаваться друг другу позже, а доли секунды остались лишь для того, чтобы набрать с помощью взнузданных лошадей недостающие метры и молниеносным маневром уйти вправо, в спасительную гавань… Успели? Успели? «Откуда она взялась?» Действительно, откуда взялась эта Скания, если дорога ровная, а впереди не было никакого признака светящегося тумана? Гнилой Сиваш мутит голову, или усталость сказывается? Позади ведь уже тысяча верст. Нет, все проще. Надо помнить, что земля не только круглая – она порой выгибается кошкой. Вот из этой ложбинки и вынырнула Скания, которая шла на нас тараном. Или мы на нее. Помните: в Крыму прямых и ровных дорог нет, особенно в тумане. В этом мы позже еще много раз убедились, когда спускались с Ай-Петри, а на навстречу нам вылетали из-за 360-градусного поворота обкуренные крымским туманом местные таксисты на своих «копейках» и Нивах.

На границе в миграционной карте по совету доброжелательного валютчика мы написали, что остановимся в гостинице «Украина». Но дешев на крымской земле только лук (купили мешок по шесть рублей за килограмм) да грецкие орехи (у живущего в предгорье татарина – по 60 рублей за килограмм, на рыбном рынке за Чонгаром – по 40), а вот если бы потратились на гостиницу, то на бензин для возвращения домой денег уже не хватило бы. Но Крым – русская земля. Тут у каждого второго брянца есть родственники, в чем мы убедились не раз. Потому нас радостно приняли в родственной семье. Вообще осенние посланники из России, да еще из Брянска, греют души наших людей, когда-то занесенных сюда. Это они строили здесь заводы и потом работали на них, приводили в порядок после войны курорты, возделывали каменистую солоноватую землю, поливая ее и своим потом. Они приняли и двойной удар националистов уже в послеперестроечные времена.

Наш дядя Николай проработал на одном из заводов Симферополя полвека, но здесь же трудились его братья, жена и сын. Подсчитали, что все вместе отдали местной промышленности 200 лет. Что получил дядя Коля? Пенсию в 1600 гривен – 6400 рублей. Его жене насчитали вдвое меньше. Но как истинно русские люди они не унывают и не сетуют на судьбу: «Нам хватает, еще и детям помогаем».

Наутро наш добрый дядя Коля решил побыть временным штурманом. Здоровье не позволяет ему долгие путешествия, но вывести на Севастопольское шоссе он подрядился с охотой. В центре Симферополя дороги оказались жутко разбитыми. Кольцо около «колхозного рынка», как его называют по старинке, было не кольцом, а сумасшествием. Понять, откуда и куда двигаются машины, невозможно – оставалось только влиться в поток и черепашьим шагом продвигаться куда-то вперед. Но вот оно, Севастопольское шоссе, гладкое и не так уж загруженное. Благодарим дядю Колю, и он высаживается около Западной автостанции, чтобы вернуться домой на троллейбусе. А среди них встречаются еще те, молотовских времен, с крошечными окошками, но норовистые.

Брянское? Это в Крыму

На выезде из города встречаем группу спортсменов-велосипедистов. Им тут для тренировок такая благодать, что педали, должны быть сами крутятся. Сухо, солнечно. Крымский ноябрь – это брянский сентябрь. Сердца взыграли как от южного вина. Но распивать некогда, мы едем в сторону села Брянского – это по шоссе, которое ведет к прибрежному Песчаному. Горы справа, Альминская долина слева. Извилистая дорожка, кое-где уже очень потрепанная. Крым стал значительно беднее с тех пор, как Украина обрела незалежность. Многие сады вырублены или просто заброшены. Притормаживаем за селом Дорожным, чтобы взобраться на гору и сделать несколько снимков. Когда возвращаемся, видим, что по обочине идет старичок с небольшой кувалдой на плече.

- Далеко ли село Брянское?

- Брянское? - переспрашивает. – Нет, уже рядом. У нас есть и Верхнее Брянское, там моя дочь живет.

- А вы сами не брянский?

- Брянский. Из Почепского района…

Леонид Устинович Моисеенко переезжал с родителями в Крым, когда еще не закончилась война. Вспоминает, что их эшелон все время бомбили.

- Мы могли все с собой вывезти по железной дороге, даже скот. Ну а когда сюда приехали и мать глянула на эти горы, то сказала: «Что-то мне тут не нравится…»

Но они остались, как и сотни других брянских людей, бежавших от колхозного гнета. Сейчас Леониду Устиновичу 81 год. Он много лет заколачивал той самой кувалдой столбики, к которым подвязывали проволоку для винограда, трудился на полях, растил дочерей. Сухонький и какой-то безрадостный. Одна дочь живет рядом с ним, торгует тем, что вырастила, на обочине дороги. Другая – в соседнем селе, в том самом, которое основали наши земляки. Мы прощаемся с Леонидом Устиновичем и едем туда. Обычное село, где живут уже не только брянские люди, но и украинцы, татары. Женщины все так же гнут спину над каменистой почвой, выращивая редиску и помидоры. Нашли ли они то счастье которое искали под южным солнцем? Тоскуют ли по Родине? Нет, счастья не нашли, жизнь как жизнь. Тоска? Давно это было. Иные уже не помнят, какой в России климат, спрашивали: «А что в России растет? Груши растут?»

До свидания, крымское Брянское! Твое вино – с томящей горечью. Оно будет напоминать, что земли у нас разные, а вот солнце – одно.

Море в ноябре

За пять километров до Черного моря мы остановимся. На горе за Альминской долиной – памятник воинам русской-турецкой воны 1854-1855 годов. В сражении на Альме 57 000 англичан и французов противостояли 35 000 русских. Наши бились мужественно, но были вынуждены отступить. Памятник тщится рассказать о забытом уже подвиге. Потом были другие подвиги и имена. В Вилинской школе мы обнаружили табличку на колонне: «Здесь письмо пионерам и комсомольцам 2017 года. Замуровано 1969 г. Вскрыть 7 ноября 1917 года». В советские времена какие только послания ни замуровывали! Вот только кто будет читать его через шесть лет? Если и будут тогда комсомольцы с пионерами, то все равно не поймут они, что значить быть «продолжателями дела Ленина».

В Вилине нынче царствует рынок. Тут, кстати, мы и купили мешок лука. Сначала подошли к торговцу , который стоял за прилавком, потом к другому татарину – тот привез лук на своем грузовичке. Возле него раскачивался еще один татарин и что-то настойчиво ему повторял. Потом быстро сел в Мазду и раздраженно газанул. Продавец пожаловался нам:

- Вот, требует, что бы я оптом ему сдал лук по гривне. Сказал, что все равно меня отсюда выдавят.

Война кончилась или притихла, татары начали делить рынки и ссориться друг с другом - таков закон мирной жизни. Вообще, мы много потом слышали рассказов о том, как враждуют между собой потомки народа, изгнанного с крымской земли Сталиным. Бахчисарайские татары презирают евпаторийских, а те, в сою очередь, хулят их, и так далее. А нам все-таки хотелось мира под южным, хотя и осенним солнцем, и мы отправились на берег моря.

Ноябрь, морская излучина. Наверное, то самое лукоморье. Но ни одного дуба, только кустарник да дальние заросли, похожие на наши ивы. Да и ни одной души на всей песчаной полосе от обрыва, откуда смотрят со своей вышки орлы-пограничники, до едва различимой береговой линии, уходящей к Евпатории. Летние лагеря, гостиницы, торговые строения и кафе – все оставлено в странной спешке, не было даже ни одного сторожа. Впрочем, на расстоянии нескольких пирсов признаки жизни все-таки были. Дремотный и мрачный работник кафе возился у входа, а чуть дальше сидели еще несколько человек. Но удивление ждало нас на пирсе. Глянули с него вниз – там забытое какими-то купальщиками веселое покрывало. Нагнулись еще – и встрепенулись: будто краб в расщелине камня, там сидела дама, пытавшаяся загорать. Мы – в куртках, а она – в купальнике.

- Простите, вам не холодно?

- Нет, от камней тепло. 

Дама не испугалась внезапных пришельцев, мы – тем более. Уже через пару минут Катя выболтала нам все свои секреты. Оказывается, она приехала из Литвы. Какими-то манипуляциями доказала свои украинские корни, и это позволило ей купить в селе Кочергине – в десяти километрах от побережья – целых три участка земли под строительство, за что отдала лишь 15 тысяч долларов. Тут же стала предлагать нам один участок:

- Мы вот с мужем решили здесь осесть. Знаете, с возрастом так хочется тепла.

- А вы купались?

- Да, поплавала. Нет, не замерзла.

Опустив руки в Черное море, мы переглянулись.

- Жаль, что полотенце не взяли, а то можно было бы окунуться.

- Ну да, все дело только в полотенце.

Мы засмеялись, понимая, что по части моржевания безнадежно проиграли бы Кате.

Попросив ее электронный адрес на случай покупки земельного участка в Крыму для пансионата БАГ, мы оставили эту одинокую литовскую чайку, попросившую нас не загораживать скудное уже солнце. Вот ведь человек: во всякой расщелине найдет свою радость.

Поблуждав по окрестностям, мы выехали обратно уже затемно. Возвращались по шоссе Симферополь - Николаевка. Через несколько верст совершенно пустынной дороги, прикрытой звездной ночью, возникло ощущение, что едем мы не по Крыму, не рядом с Черным морем, а по какой-то другой планете, загадочной и немного тревожной. Откуда было это беспокойство - может, из-за ощущения удаленности от Родины - так и не поняли. Но тиха и жива была крымская ночь.

Сезон холодного прибоя. Часть 1

Сезон холодного прибоя. Часть 2

Сезон холодного прибоя. Часть 3

Сезон холодного прибоя. Часть 4

Поделиться

Новости по теме

24 июля 2017 Украинцы начали войну против крымских татар

17 июля 2017 В брянском аэропорту начат ремонт взлетно-посадочной полосы

13 июля 2017 В Крыму упала с горы и сломала ногу туристка из Брянска

8 июля 2017 Брянский аэропорт наказали за 3,5 миллиона рублей долга

28 июня 2017 С 7 июля брянцы смогут улететь в Санкт-Петербург трижды в неделю

11:31, 25 июля 2017

На шоссе Брянск – Новозыбков ограничат движение до 31 декабря

09:25, 25 июля 2017

В Брянске 40-летняя пассажирка маршрутки № 99 разбила голову

07:47, 25 июля 2017

На трассе Брянск – Новозыбков пострадали пятеро детей и трое взрослых

В России и мире

17:40, 25 июля 2017

В России разрабатывают технологию производства прозрачной керамики

16:32, 25 июля 2017

Рома Зверь выпускает продолжение своей автобиографии

16:18, 25 июля 2017

Курский бизнесмен предложил Шуфутинскому 10 млн. рублей за песню

16:18, 25 июля 2017

Тысячи протестующих на улицах городов Польши. Грозит ли стране майдан?

16:06, 25 июля 2017

Трамп обвинил Украину в саботаже своей предвыборной кампании

15:57, 25 июля 2017

Тимати и Максим Фадеев создадут новые правила шоу-бизнеса

15:05, 25 июля 2017

Семьи и предприниматели получат от УАЗа скидки на автомобили

Последние новости

19:22, 25 июля 2017

Юрий Шестаков назначен прокурором Бежицкого района Брянска

19:12, 25 июля 2017

Надежде Савченко хватило 17 секунд мата для изложения успехов Украины

18:14, 25 июля 2017

В Брянске начали долгожданную реконструкцию лестницы бульвара Гагарина

17:43, 25 июля 2017

В Брянске выберут председателя Стародубского районного суда

17:35, 25 июля 2017

Более 100 брянских полицейских и добровольцев ищут 8-летнего Кирилла

Отклики
читателей

Опрос

Устраивает ли вас схема движения у вокзала Брянск-I?

220 на 320 пикс.<-->