Выбор редактора

28 ноября 2011, Понедельник, 16:03

Сезон холодного прибоя

Сезон холодного прибоя

Украинско-крымская экспедиция БАГ

Продолжение. Начало в номере 45.

Миражи туманного Сиваша

«Затока Сиваш» встретила нас смачным туманом. Ночь и туман – то, что нужно для щекотания нервов. Если, конечно, вы любитель такой щекотки. Нас же не слишком обрадовала одно приключение. Прямая дорога – это не только удобство, но и опасность. Главная опасность, конечно, заключается в самим водителях. Ровненькое шоссе убаюкивает: никаких неожиданностей не предвидится. Вы верите в это шептание собственного разума и идете на обгон. Во тьме и крымском тумане, против которого даже ксенон бессилен. И только когда перед самым носом возникает явление громадной фуры, вы понимаете, что где-то ошиблись. Откуда она взялась?! Нет, это вопрос будет задаваться друг другу позже, а доли секунды остались лишь для того, чтобы набрать с помощью взнузданных лошадей недостающие метры и молниеносным маневром уйти вправо, в спасительную гавань… Успели? Успели? «Откуда она взялась?» Действительно, откуда взялась эта Скания, если дорога ровная, а впереди не было никакого признака светящегося тумана? Гнилой Сиваш мутит голову, или усталость сказывается? Позади ведь уже тысяча верст. Нет, все проще. Надо помнить, что земля не только круглая – она порой выгибается кошкой. Вот из этой ложбинки и вынырнула Скания, которая шла на нас тараном. Или мы на нее. Помните: в Крыму прямых и ровных дорог нет, особенно в тумане. В этом мы позже еще много раз убедились, когда спускались с Ай-Петри, а на навстречу нам вылетали из-за 360-градусного поворота обкуренные крымским туманом местные таксисты на своих «копейках» и Нивах.

На границе в миграционной карте по совету доброжелательного валютчика мы написали, что остановимся в гостинице «Украина». Но дешев на крымской земле только лук (купили мешок по шесть рублей за килограмм) да грецкие орехи (у живущего в предгорье татарина – по 60 рублей за килограмм, на рыбном рынке за Чонгаром – по 40), а вот если бы потратились на гостиницу, то на бензин для возвращения домой денег уже не хватило бы. Но Крым – русская земля. Тут у каждого второго брянца есть родственники, в чем мы убедились не раз. Потому нас радостно приняли в родственной семье. Вообще осенние посланники из России, да еще из Брянска, греют души наших людей, когда-то занесенных сюда. Это они строили здесь заводы и потом работали на них, приводили в порядок после войны курорты, возделывали каменистую солоноватую землю, поливая ее и своим потом. Они приняли и двойной удар националистов уже в послеперестроечные времена.

Наш дядя Николай проработал на одном из заводов Симферополя полвека, но здесь же трудились его братья, жена и сын. Подсчитали, что все вместе отдали местной промышленности 200 лет. Что получил дядя Коля? Пенсию в 1600 гривен – 6400 рублей. Его жене насчитали вдвое меньше. Но как истинно русские люди они не унывают и не сетуют на судьбу: «Нам хватает, еще и детям помогаем».

Наутро наш добрый дядя Коля решил побыть временным штурманом. Здоровье не позволяет ему долгие путешествия, но вывести на Севастопольское шоссе он подрядился с охотой. В центре Симферополя дороги оказались жутко разбитыми. Кольцо около «колхозного рынка», как его называют по старинке, было не кольцом, а сумасшествием. Понять, откуда и куда двигаются машины, невозможно – оставалось только влиться в поток и черепашьим шагом продвигаться куда-то вперед. Но вот оно, Севастопольское шоссе, гладкое и не так уж загруженное. Благодарим дядю Колю, и он высаживается около Западной автостанции, чтобы вернуться домой на троллейбусе. А среди них встречаются еще те, молотовских времен, с крошечными окошками, но норовистые.

Брянское? Это в Крыму

На выезде из города встречаем группу спортсменов-велосипедистов. Им тут для тренировок такая благодать, что педали, должны быть сами крутятся. Сухо, солнечно. Крымский ноябрь – это брянский сентябрь. Сердца взыграли как от южного вина. Но распивать некогда, мы едем в сторону села Брянского – это по шоссе, которое ведет к прибрежному Песчаному. Горы справа, Альминская долина слева. Извилистая дорожка, кое-где уже очень потрепанная. Крым стал значительно беднее с тех пор, как Украина обрела незалежность. Многие сады вырублены или просто заброшены. Притормаживаем за селом Дорожным, чтобы взобраться на гору и сделать несколько снимков. Когда возвращаемся, видим, что по обочине идет старичок с небольшой кувалдой на плече.

- Далеко ли село Брянское?

- Брянское? - переспрашивает. – Нет, уже рядом. У нас есть и Верхнее Брянское, там моя дочь живет.

- А вы сами не брянский?

- Брянский. Из Почепского района…

Леонид Устинович Моисеенко переезжал с родителями в Крым, когда еще не закончилась война. Вспоминает, что их эшелон все время бомбили.

- Мы могли все с собой вывезти по железной дороге, даже скот. Ну а когда сюда приехали и мать глянула на эти горы, то сказала: «Что-то мне тут не нравится…»

Но они остались, как и сотни других брянских людей, бежавших от колхозного гнета. Сейчас Леониду Устиновичу 81 год. Он много лет заколачивал той самой кувалдой столбики, к которым подвязывали проволоку для винограда, трудился на полях, растил дочерей. Сухонький и какой-то безрадостный. Одна дочь живет рядом с ним, торгует тем, что вырастила, на обочине дороги. Другая – в соседнем селе, в том самом, которое основали наши земляки. Мы прощаемся с Леонидом Устиновичем и едем туда. Обычное село, где живут уже не только брянские люди, но и украинцы, татары. Женщины все так же гнут спину над каменистой почвой, выращивая редиску и помидоры. Нашли ли они то счастье которое искали под южным солнцем? Тоскуют ли по Родине? Нет, счастья не нашли, жизнь как жизнь. Тоска? Давно это было. Иные уже не помнят, какой в России климат, спрашивали: «А что в России растет? Груши растут?»

До свидания, крымское Брянское! Твое вино – с томящей горечью. Оно будет напоминать, что земли у нас разные, а вот солнце – одно.

Море в ноябре

За пять километров до Черного моря мы остановимся. На горе за Альминской долиной – памятник воинам русской-турецкой воны 1854-1855 годов. В сражении на Альме 57 000 англичан и французов противостояли 35 000 русских. Наши бились мужественно, но были вынуждены отступить. Памятник тщится рассказать о забытом уже подвиге. Потом были другие подвиги и имена. В Вилинской школе мы обнаружили табличку на колонне: «Здесь письмо пионерам и комсомольцам 2017 года. Замуровано 1969 г. Вскрыть 7 ноября 1917 года». В советские времена какие только послания ни замуровывали! Вот только кто будет читать его через шесть лет? Если и будут тогда комсомольцы с пионерами, то все равно не поймут они, что значить быть «продолжателями дела Ленина».

В Вилине нынче царствует рынок. Тут, кстати, мы и купили мешок лука. Сначала подошли к торговцу , который стоял за прилавком, потом к другому татарину – тот привез лук на своем грузовичке. Возле него раскачивался еще один татарин и что-то настойчиво ему повторял. Потом быстро сел в Мазду и раздраженно газанул. Продавец пожаловался нам:

- Вот, требует, что бы я оптом ему сдал лук по гривне. Сказал, что все равно меня отсюда выдавят.

Война кончилась или притихла, татары начали делить рынки и ссориться друг с другом - таков закон мирной жизни. Вообще, мы много потом слышали рассказов о том, как враждуют между собой потомки народа, изгнанного с крымской земли Сталиным. Бахчисарайские татары презирают евпаторийских, а те, в сою очередь, хулят их, и так далее. А нам все-таки хотелось мира под южным, хотя и осенним солнцем, и мы отправились на берег моря.

Ноябрь, морская излучина. Наверное, то самое лукоморье. Но ни одного дуба, только кустарник да дальние заросли, похожие на наши ивы. Да и ни одной души на всей песчаной полосе от обрыва, откуда смотрят со своей вышки орлы-пограничники, до едва различимой береговой линии, уходящей к Евпатории. Летние лагеря, гостиницы, торговые строения и кафе – все оставлено в странной спешке, не было даже ни одного сторожа. Впрочем, на расстоянии нескольких пирсов признаки жизни все-таки были. Дремотный и мрачный работник кафе возился у входа, а чуть дальше сидели еще несколько человек. Но удивление ждало нас на пирсе. Глянули с него вниз – там забытое какими-то купальщиками веселое покрывало. Нагнулись еще – и встрепенулись: будто краб в расщелине камня, там сидела дама, пытавшаяся загорать. Мы – в куртках, а она – в купальнике.

- Простите, вам не холодно?

- Нет, от камней тепло. 

Дама не испугалась внезапных пришельцев, мы – тем более. Уже через пару минут Катя выболтала нам все свои секреты. Оказывается, она приехала из Литвы. Какими-то манипуляциями доказала свои украинские корни, и это позволило ей купить в селе Кочергине – в десяти километрах от побережья – целых три участка земли под строительство, за что отдала лишь 15 тысяч долларов. Тут же стала предлагать нам один участок:

- Мы вот с мужем решили здесь осесть. Знаете, с возрастом так хочется тепла.

- А вы купались?

- Да, поплавала. Нет, не замерзла.

Опустив руки в Черное море, мы переглянулись.

- Жаль, что полотенце не взяли, а то можно было бы окунуться.

- Ну да, все дело только в полотенце.

Мы засмеялись, понимая, что по части моржевания безнадежно проиграли бы Кате.

Попросив ее электронный адрес на случай покупки земельного участка в Крыму для пансионата БАГ, мы оставили эту одинокую литовскую чайку, попросившую нас не загораживать скудное уже солнце. Вот ведь человек: во всякой расщелине найдет свою радость.

Поблуждав по окрестностям, мы выехали обратно уже затемно. Возвращались по шоссе Симферополь - Николаевка. Через несколько верст совершенно пустынной дороги, прикрытой звездной ночью, возникло ощущение, что едем мы не по Крыму, не рядом с Черным морем, а по какой-то другой планете, загадочной и немного тревожной. Откуда было это беспокойство - может, из-за ощущения удаленности от Родины - так и не поняли. Но тиха и жива была крымская ночь.

Сезон холодного прибоя. Часть 1

Сезон холодного прибоя. Часть 2

Сезон холодного прибоя. Часть 3

Сезон холодного прибоя. Часть 4

Поделиться

Новости по теме

18 мая 2018 В Брянске открыли выставку художников, посвященную Крымскому мосту

17 мая 2018 Рейсы «Саратовских авиалиний» из Брянска в Крым и Сочи отменены

15 мая 2018 Путин за 16 минут проехал 19 километров Крымского моста

15 мая 2018 Новым директором брянского аэропорта станет Игорь Избач

14 мая 2018 Президент Путин 15 мая откроет Крымский мост

18:30, 20 мая 2018

У поворота на брянский санаторий «Снежка» стали строить новую остановку

16:09, 20 мая 2018

В Навле неведомый водитель разбил голову велосипедистке и скрылся

10:52, 20 мая 2018

В Брянске ночью у кафе «Белая лошадь» столкнулись две иномарки

В России и мире

18:04, 20 мая 2018

Аркадий Ротенберг оценил срок службы Крымского моста

17:57, 20 мая 2018

СМИ узнали об отсутствии у Абрамовича действующей британской визы

12:03, 20 мая 2018

США и Китай договорились не допустить торговой войны

11:58, 20 мая 2018

Порошенко заявил об опасности для Европы «Северного потока – 2»

09:44, 20 мая 2018

Французские ученые подтвердили дату смерти Гитлера по его зубам

20:49, 19 мая 2018

Посол Сирии рассказал о строительстве курортов для россиян

19:42, 19 мая 2018

Почему успешный чиновник впал в депрессию и покончил с собой

Последние новости

18:52, 20 мая 2018

Брянская самбистка Жижина заняла третье место на чемпионате Европы

18:37, 20 мая 2018

Дорогу Брянск – Орел немного расширят

18:30, 20 мая 2018

У поворота на брянский санаторий «Снежка» стали строить новую остановку

18:14, 20 мая 2018

В Брянске представитель «Сути времени» провёл пикет против Солженицына

16:09, 20 мая 2018

В Навле неведомый водитель разбил голову велосипедистке и скрылся

Отклики
читателей

Опрос

Вам нравится обновленная набережная?

220 на 320 пикс.<-->